providez
я бы только попросила, чтобы жизнь меня любила (с) Рэспубліка Паліна
Отчаяние иногда принимает странные формы: кто-то спускает все деньги на шоппинг, кто-то тонет в бесконечных пятница-вечер-три-коктейля-по-цене-двух. Я же не выхожу из дома, чищу керамическую сковородку порошком и ищу смысл в сериале для девочек. И что уж там, нахожу.

Для отчаяния причин даже больше, чем надо: работа мне светит исключительно унылая, прямо сейчас переводчик я никудышный; в голове лето+начало зимы+конец лета+зима+осень и понимайте это как хотите; я не выхожу из дома последнюю неделю (магазин не считается); статьи про завтраки пишутся через пень-колоду - это еще одно дело, которое я боюсь бросить на полпути. Люди часто восторгаются тем, что в моей жизни много всего: фотография, открытки, учёба, пилатес, колонка в проекте, кулинария, языки, что там ещё. А на деле учёба кончилась, языки остались в виде Фрая и сериала Awkward, на пилатесе не была уже месяц, открытки лежат и ждут конца очередного переводческого заказа, а переводческий заказ ждёт пинка. Pathetic.

У меня всегда была прекрасная отмазка: я искренне считала, что это было болото вокруг меня, которое не давало двигаться. Ну как искренне. Внутри-внутри головы был голос, который панически боялся именно того, что я вижу сейчас: проблема не вокруг, а во мне. Человека можно вытащить из болота, а болото из человека - только если сильно постараться.

Самое забавное и оно же хоть немного вдохновляющее в том, что я всегда боялась стать домоклушей, без работы и общения. Очевидно, это страх повторить судьбу мамы, потому что уже год, как для неё всё стало еще хуже, чем было. "Родители без детей очень быстро стареют", особенно, если родители махнули на себя рукой. Может быть, в какой-то другой вселенной я осталась бы с мамой, устроилась бы на работу к её "подключенным" знакомым и снимала бы комнату с ней напополам. А чувство вины всё равно будет оставаться со мной в этой вселенной.

Тем не менее, прошел месяц моего официального домоклушевания, что было в общем даже неплохо. В какой-то момент я поняла, что это мне нравится, что так жить очень просто, а я, на самом-то деле, не люблю напрягаться. Это было страшно. Всегда страшно признаваться себе в том, что гонишь от себя годами. Это было так пугающе, что я решила ничего не делать и выждать немного, потому что это одновременно правильно и просто. А вчера я поняла, что какой бы ни была причина моего личного и личностного болота, всё сводится только к одному: надо взять и сделать. Или не сделать.

Когда речь заходит о возможностях в современном мире, возникает новая, почти не известная раньше проблема: выбор слишком велик. Поэтому кто-то мучается, будучи не в состоянии выбрать профессию или хобби, кто-то -- между метафорическими эдвардом и джейкобом, я же с трудом пробираюсь сквозь дебри предрассудков, стилей жизни и тем, что же стоит делать, а что лучше пропустить. Один приоритет был выставлен четыре года назад, и выставлен верно. Теперь пора решить, что делать с новым.

Choose you, говорит Колин из Awkward, и он прав. Стоит следовать за тем, чего я всегда хотела, ведь этот путь меня еще никогда не подводил. Я пошла учиться туда, куда хотела, я выбрала испанский, где встретила мою волшебную тройку подруг; как Кэрри Брэдшоу, я легко выбрала своего Mr. Big'а, потому что это было очевидно; я выбрала свободу от родителей, потому что это неизбежно. Осталось только подумать, чего же еще я всегда хотела.

Недавно я думала о том, что бы сделала, если бы у меня была вторая жизнь. Кстати, это очень удобный способ определить, что же для тебя действительно важно, потому что именно это важное ты и оставляешь для настоящей жизни. Так вот, я точно знаю, что бы делала со своей второй жизнью: я бы курила, забила бы цветными татуировками процентов этак 40 тела, путешествовала бы в одиночку по Европе автостопом и поехала бы в Индию и сидела на острове или горе без людей, не боялась бы переезжать и была бы пацанкой. Да, еще большей, чем сейчас. Но заметьте, даже в этой альтернативной жизни не звучит слово "работа". А значит, я оставляю её для этой, настоящей жизни. И это уже хороший знак.

Поэтому на ближайшее время план такой:
любить,
работать,
писать, пусть не как Кэрри, но хотя бы как Дженна,
и надеяться, что мы будем иногда завтракать и сплетничать вчетвером, как в глупом Сексе в большом городе, а не втроем, как в Awkward.
И татуировку. Не на 40, а, может, на 1 или 0,5%, но обязательно, потому что в моем случае, абсолютно точно, жизнь - это движение.
Ах да, и Башлыкевич в Доме Фишера в пятницу. Вот потому что хочу.